shkolaput.ru 1

НЕФТЬ И ГАЗ В ЭКОНОМИКЕ РОССИИ

905





НЕФТЬ И ГАЗ В ЭКОНОМИКЕ РОССИИ

ОБСУЖДЕНИЕ В ПРЕЗИДИУМЕ РАН

АКАДЕМИК А.Э. КОНТОРОВИЧ

Хочу прокомментировать отдельные положе­ния чрезвычайно интересного выступления Ана­толия Николаевича Дмитриевского. Прежде все­го остановлюсь на достижениях фундаменталь­ной науки в прогнозе нефтегазоносности. За последние 50 лет ни одна страна не имела в этой области таких крупных открытий, как Советский Союз. Это - Волго-Уральская нефтегазоносная провинция, Западно-Сибирская, с которой по за­пасам нефти может соперничать лишь Персид­ский залив, а по запасам газа у нее нет в мире со­перников, Прикаспийская впадина, часть которой теперь отошла к Казахстану, и наконец, докемб-рийская нефть Восточной Сибири. При нормаль­ном состоянии экономики эти нефтегазоносные провинции могут обеспечить развитие нефтяной и газовой промышленности на долгие годы.

Должен заметить, что открытие нефтегазонос­ных провинций не было случайным, оно сделано на основе теоретического прогноза. Первым та­кой прогноз дал в 1932 г. академик И.М. Губкин для Западной Сибири. С тех пор прогнозы стали более детальными, научно обоснованными бла­годаря тому, что отечественная геология всегда занимала передовые позиции в разработке теории образования нефти и газа. Особая заслуга здесь принадлежит члену-корреспонденту АН СССР Н.Б. Вассоевичу.

Сейчас нефтегазовая промышленность Рос­сии, как и ее экономика, находится в кризисном состоянии. В последние три-четыре года мы ежегодно добывали в Западной Сибири свыше 500 млрд. м3 газа, а приращивали запасов чуть больше, чем на 50 млрд. м3. Аналогичная ситуа­ция с нефтью. Если мы и дальше будем "про­едать" запасы, разведанные до 1991 г., то в бли­жайшие 10 лет нас ждет катастрофа не только в нефтяной, но и в газовой промышленности. Под­черкиваю, приближающаяся катастрофа связана


не и с истощением ресурсов, а с резким падением объема геологоразведочных работ, с низким спросом нефтегазовой промышленности на науч­ное обеспечение своей деятельности. Думаю, что Президиуму РАН следует обратить серьезное внимание на проблему научно обоснованного ис­пользования недр, которая в наши дни чрезвы­чайно обострилась.

Чтобы уже в ближайшей перспективе обеспе­чить прирост запасов нефти и газа, необходимо тщательно исследовать многие геологические объекты, например юру Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции, особенно в север­ных районах Ямало:Ненецкого и Ханты-Мансий­ского автономных округов. В конце поздней юры Западная Сибирь представляла собой глубоко­водный бассейн, который постепенно заполнялся осадками в начале мелового периода. Этот про­цесс привел к тому, что ловушки для нефти и газа здесь не традиционные антиклинальные, кото­рые легко выявляются геофизическими метода­ми, а клиноформные. Теоретические подходы и способы картирования неантиклинальных лову­шек, прогноз залежей нефти и газа в таких геоло­гических объектах разработаны в Институте гео­логии СО РАН.

Сибирские геологи первыми в мировой прак­тике обнаружили гигантские скопления нефти в докембрийских толщах на территории Восточной Сибири. Напомню, долгое время считалось, что не имеет смысла искать нефть в слоях, возраст ко­торых превышает 400-500 млн. лет. В 60-х годах академик А.А. Трофимук обосновал целесообраз­ность поиска нефти в отложениях докембрия. Се­годня открыто несколько десятков месторожде­ний нефти и газа, в том числе гигантское Юруб-ченское, возраст которого превышает 1 млрд. лет.

Хочу обратить внимание, что в 1961 г. был по­лучен первый фонтан нефти в Западной Сибири, а в 1964 г. началась ее добыча. Что касается на-


ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 67 № 10 1997

906 НЕФТЬ И ГАЗ В ЭКОНОМИКЕ РОССИИ

ших дней, то в 1986 г. я вместе с коллегами по по­ручению Мингео СССР защищал запасы Верхне-чонского месторождения, которое и поныне не разрабатывается. По существу, в землю закопа­ны огромные деньги.

Освоение восточносибирских месторождений позволит решить еще одну уникальную пробле­му. Мы обычно называем Россию сырьевой дер­жавой, а США - технологической. Между тем 96% мировой добычи гелия принадлежит США, которые продают его всему миру. Однако круп­нейшим экспортером гелия на мировой рынок может стать и Россия. В Восточной Сибири от­крыты месторождения, запасы гелия в которых больше, чем в США. Правда, для разработки этих месторождений необходимо развивать криоген­ную технику и технологию.

В Институте геологии СО РАН совершенству­ется методика геологоразведочных работ. Вмес­те с компанией "ЛУКойл" сотрудники института уже в течение семи-восьми лет ведут геохимиче­скую "съемку по снегу". Снег за три-четыре ме­сяца, что лежит на земле, сорбирует выделяющи­еся из недр газы. На Урале, в районе Шаима, мы картируем по снегу ореолы над газовыми место­рождениями. В этом районе средняя эффектив­ность скважин, то есть процент продуктивных скважин при обычном их заложении на основе только сейсмических данных, составляет 35-36%. Работы, проведенные нами совместно с компани­ей "ЛУКойл", позволили повысить эффектив­ность заложения скважин до 76-77%.

В начале 90-х годов была утверждена регио­нальная научная программа "Поиск" Минтоп­энерго, Минприроды России и Сибирского отде­ления РАН. Программа нацелена на научное обеспечение поисков крупных месторождений нефти и газа в Сибири. Уже второй год она фак­тически не финансируется. Между тем в Сибири можно было бы создать новую, еще более мощ­ную базу по добыче нефти и газа. Очень надеюсь, что наше обсуждение проблем нефтегазовой на­уки привлечет к ним внимание общественности.

ЧЛЕН ПРАВЛЕНИЯ РАО "ГАЗПРОМ"

ДОКТОР ТЕХНИЧЕСКИХ НАУК

Б.А. НИКИТИН

Запасов нефти и газа на арктическом шельфе хватит на сотни лет, поэтому РАО "Газпром" и занимается созданием здесь мощной сырьевой ба­зы. Выходить на арктических шельф с теми же технологиями, которые используются на суше, разорительно. На Приразломном месторождении мы должны были бы поставить в ледовых услови­ях две или три платформы, затратив на их соору­жение около 3 млрд. долл. Используя технологию горизонтального бурения, о которой говорил


Анатолий Николаевич Дмитриевский, мы можем на 2 млрд. долл. сократить расходы, необходимые для разработки такого месторождения. Мы сей­час планируем бурить горизонтальные скважины с отклонением 6-8 км и протяженностью горизон­тального ствола до 1.5-2 км. Уже начато изготов­ление ледостойкой платформы весом 800 тыс. т на Севмашпредприятии. Ее строительство пред­полагается закончить в 2000-2001 гг.

На арктическом шельфе оконтурен целых ряд нефтегазоносных структур. На юге Печор­ского моря формируется сырьевая база, извлека­емые запасы которой оцениваются в 400 млн. т нефти. Ежегодно мы рассчитываем добывать здесь 15-20 млн. т нефти. Запасы крупнейшего в мире Штокмановского газового месторождения составляют 3.2 трлн. м3. Если ежегодно добывать до 60 млрд. м3 газа, его хватит на 50 лет. Разворачи­ваются геологоразведочные работы в Карском мо­ре. Построено специальное судно ледового класса, которое, возможно, уже в этом году начнет разве­дочное бурение таких структур, как Ленинградская, Русановская, Западно-Шараповская.

Несколько слов о том, как мы "съедаем " наши газовые запасы. Ежегодно в стране добывается около 600 млрд. м3 газа. В 1996 г. Газпром увели­чил добычу газа по сравнению с 1995 г. на 1%, в 1997 г. планируется увеличить ее еще на 2-2.5%.

АКАДЕМИК Н.П. ЛЯКИШЕВ

Во время работы в ЦНИИчермете им. И.П. Бар­дина я был участником решения вопросов, свя­занных с трубопроводным транспортом природ­ного газа и нефти из регионов Севера и Сибири. Особую проблему представляло производство га­зопроводных труб большого диаметра в "север­ном" исполнении. Как известно, при низких кли­матических температурах металл охрупчивается, что приводит к разрыву трубопроводов. Лет 20 назад в СССР такие трубы не выпускались по причине отсутствия у нас технологии производст­ва хладостойкого металла. Решение этой проблемы позволило наладить производство труб для транс­портных систем, но сделано это было на Украине. И сейчас России приходится покупать трубы.


Должен сказать, что к газопроводам предъяв­ляют гораздо более высокие требования, чем к нефтепроводам. Диаметр последних меньше, да и давление в нефтепроводах намного ниже. В связи с этим плохое состояние отечественных нефте­проводов, о чем здесь говорилось, меня просто удивляет, ведь производство нефтепроводных труб не составляет проблемы для металлургии. Что касается аварии на башкирском продукто-проводе, то при ее рассмотрении я был председа­телем комиссии по материалам и знаю, чем она была вызвана. При монтаже продуктопровода


ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 67 № 10 1997

НЕФТЬ И ГАЗ В ЭКОНОМИКЕ РОССИИ 907

бульдозер нанес довольно глубокую царапину на трубе, которая и привела впоследствии к аварии.

Думаю, обсуждение проблем отраслевой на­уки и практики, подобное тому, что происходит на нашем заседании, должно завершаться состав­лением документов для правительства. В нашем случае в документе должны найти отражение со­стояние нефтегазовой ресурсной базы, перспек­тивы ее развития, проблемы добычи и особенно транспорта продукции.

ПРОФЕССОР ГОСУДАРСТВЕННОЙ

АКАДЕМИИ НЕФТИ И ГАЗА

К.С. БАСНИЕВ

О фундаментальных исследованиях и практи­ческих аспектах нефтегазовой науки сегодня до­кладывал представитель Института проблем неф­ти и газа РАН и Минобразования России. Это - на­учное учреждение нового типа, в рамках которого объединены потенциалы академической и вузов­ской науки. Я имел некоторое отношение к его со­зданию и считаю проведенный эксперимент удач­ным - институт успешно ведет разработку фунда­ментальных проблем нефти и газа.

Причинами организации нового института по­служили, с одной стороны, слабое участие Акаде­мии наук в работах по нефтегазовой тематике, а с другой - желание привлечь к этим работам моло­дых ученых, выпускников Государственной акаде­мии нефти и газа им. И.М. Губкина. Кстати, со­трудничество академической и вузовской науки расширяется. В плане реализации указов Прези­дента России об интеграции Российской академии наук и высшей школы Государственная академия нефти и газа совместно с Институтом общей и не­органической химии им. Н.С. Курнакова создали под руководством академика И.И. Моисеева и профессора А.Г. Дедова Институт фундаменталь­ных проблем химической переработки природно­го газа.


Сейчас в нефтегазовой промышленности про­исходит техническая революция. Внедряется тех­ника горизонтального бурения, разработаны мощные платформы, с которых можно прово­дить бурение на континентальном шельфе, созда­но не только надводное, но и подводное оборудова­ние для добычи нефти и газа. Не секрет, что боль­шинство современных нефтегазовых технологий основаны на фундаментальных достижениях, полу­ченных в конце прошлого-начале нынешнего сто­летия. Так что для дальнейшего развития техноло­гий необходимы новые фундаментальные разра­ботки в области фазовых превращений, механики горных пород, механики грунтов и т.д. Для реше­ния этих задач очень важно наладить взаимодей­ствие Института проблем нефти и газа с Отделе-

нием проблем машиностроения, механики и про­цессов управления РАН.

Мне кажется, что нужно реанимировать про­грамму "Нефть и газ России. XXI век"*, разрабо­танную несколько лет назад представителями Российской академии наук и нефтегазовой про­мышленности. Выполнение этой программы спо­собствовало бы развитию нефтяной и газовой от­расли, укреплению экономики России.

ЧЛЕН-КОРРЕСПОНДЕНТ РАН
А.И. ГРИЦЕНКО

На всех этапах своего развития газовая про­мышленность опиралась на новейшие достиже­ния науки и техники. Только благодаря этому она успешно функционирует в нынешних кризисных условиях. В настоящее время доля природного га­за составляет около 50% общего производства энергоресурсов в России, а экспорт Газа дает бо­лее 16% валютных поступлений в государствен­ный бюджет. Энергетическая стратегия России предусматривает дальнейшее увеличение добычи природного газа, а следовательно, его удельный вес в производстве энергоресурсов также будет возрастать.

Дальнейшее развитие газовой промышленнос­ти будет происходить под влиянием ряда факто­ров объективного характера. Во-первых, ухудша­ется структура ресурсов (запасов) природного га­за, что связано с высокой степенью реализации начальных запасов крупнейших месторождений и уменьшением размеров вводимых в разведку но­вых объектов, роста глубин их залегания. Отсю­да и снижение эффективности поисково-разве­дочных работ.


Во-вторых, растет значение природного газа в экономике страны, что приводит к ужесточению требований к надежности и безопасности работы Единой системы газоснабжения. После 2010 г. значительная часть действующих магистральных газопроводов выработает установленный техни­ческий ресурс.

В-третьих, производство электрической и теп­ловой энергии в России снижается, что связано, в числе прочих причин, также и с физическим старе­нием энергетического оборудования. РАО "Газ­пром" считает, что часть добываемого газа будет использоваться для выработки электрической и тепловой энергии на небольших станциях, строи­тельство и эксплуатация которых должны осуще­ствляться РАО "Газпром" или при его участии.

И наконец, потенциал газосбережения оцени­вается примерно в 25% от распределяемого в стране газа. Причем, по оценкам специалистов, затраты на энергосбережение в 1.5-3 раза ниже необходимых инвестиций в развитие газодобыва-

* Об этой программе см.: Нигматулин Р.И. Нефть и газ России // Вестник РАН. 1993. № 8.


ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 67 № 10 1997

908 НЕФТЬ И ГАЗ В ЭКОНОМИКЕ РОССИИ

ющих и транспортных мощностей (без учета эко­логического эффекта). Эта проблема чрезвычай­но важна и должна быть возведена в ранг госу­дарственной политики.

Правление РАО "Газпром" приняло решение о создании Фонда фундаментальных исследова­ний, председателем которого я являюсь. ВНИИ природных газов и газовых технологий совмест­но с Отделением физико-технических проблем энергетики РАН разработали программу «Повы­шение технологической безопасности и устойчи­вости функционирования объектов РАО "Газ­пром" на 1997-2001 гг.».

Остановлюсь на предложении Института про­блем нефти и газа РАН и Минобразования России о создании совместно с другими академическими институтами ряда новых технологий для газовой промышленности. Они основаны на положениях квантовой геодинамики (новый термин), геодина­мических механизмах формирования скоплений углеводородов, технологии их извлечения из глу-бокопогруженных залежей с учетом антропоген­ного воздействия на окружающую среду. Корот­ко охарактеризую эти направления, объединив их в три блока.


  1. Исследования строения литосферы и про­цессов, протекающих в ней. На их основе должна строиться новая стратегия геолого-поисковых работ, призванная обеспечить существенное рас­ширение сырьевой базы добычи углеводородов. Этому будут способствовать и работы по созда­нию новых критериев выявления крупных скоп­лений углеводородов на больших глубинах и в шельфовых зонах морских акваторий. Предпола­гается использование аномальных эффектов фи­зических полей для разработки новых геофизиче­ских технологий поиска залежей, а также созда­ние новых алгоритмов геолого-математического моделирования природных резервуаров углево­дородов.

  2. Фундаментальные исследования, направлен­ные на радикальное совершенствование основан­ных на новых физических принципах технологий повышения углеводородоотдачи неоднородных пластов. При этом будут использоваться методы прогнозирования фазового равновесия пласто­вых смесей вблизи критической точки, в том чис­ле в анизотропной пористой среде. Должны быть сформулированы принципы управления процес­сами переформирования истощающихся естест­венным и искусственным образом газоконденсат-ных и нефтегазоконденсатных скоплений, обос­нованы принципы технологий разработки газогидратных залежей.

3. Экология эксплуатируемых природно-тех-
ногенных комплексов. Должны быть созданы
методы обоснования экологически безопасных
режимов функционирования газовых объектов,
а также усовершенствованы модели переноса за-

грязняющих примесей в природных средах для осуществления экологического мониторинга.

Должен заметить, что газотранспортной сис­теме России, имеющей 145 тыс. км магистраль­ных газопроводов и компрессорные станции с ус­тановленной мощностью газоперекачивающих агрегатов 38.4 млн. кВт., нет аналогов в мире. Я уже говорил, что в 2010 г. ресурс многих магист­ральных газопроводов будет исчерпан. К этому времени ученые должны вооружить газовиков и нефтяников базовыми технологиями и техничес­кими средствами. Одновременно необходимо продолжить исследования по диагностике газо­проводов, к которым привлечены специализиро­ванные конверсионные предприятия и институты РАН.


К перспективным наукоемким направлениям в газовой промышленности можно отнести органи­зацию производства и танкерных поставок сжи­женного природного газа, его использование для газоснабжения потребителей внутри России и для экспорта, получение синтетических жидких угле­водородов и метанола из природного газа, приме­нение газа в системах кондиционирования возду­ха, для прямого получения электроэнергии в топ­ливных элементах и др.

Еще одно приоритетное направление - газифи­кация страны. В России, обладающей уникальны­ми запасами газа и нефти, только 8% сельского на­селения обеспечены сетевым газом, 23 млн. чело­век вообще не знают запаха бытового газа. Принята программа газификации, в частности, с администрацией десяти областей Черноземья и Нечерноземья подписаны договоры о подаче се­тевого газа. Поскольку база энергоресурсов уве­личится, в этих областях сможет развиваться про­мышленность и малый бизнес. Надеюсь, осуще­ствление этой программы позволит укрепить экономику страны. И наконец, сотрудничество РАО "Газпром" с Отделением общей и техничес­кой химии РАН, в частности с Институтом нефте­химического синтеза им. А.В. Топчиева, откры­вает перспективу получения из природного газа моторного топлива для двигателей.

В заключение хочу отметить, что в 1996 г. РАО "Газпром" финансировал институты РАН в объеме 25 млрд. руб.

АКАДЕМИК Д.И. КЛИМОВ

Здесь прозвучала весьма впечатляющая сумма ассигнований, выделяемых РАО "Газпром" на развитие исследований в области нефти и газа. К сожалению, эти ассигнования не распространя­ются на институты Отделения проблем машино­строения, механики и процессов управления РАН, которые довольно успешно разрабатывают проблемы, стоящие перед нефтяной и газовой


ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 67 № 10 1997

НЕФТЬ И ГАЗ В ЭКОНОМИКЕ РОССИИ 909

промышленностью. В частности, академик Р.Ф. Ганиев занимается созданием технологии по воздействию вибрационных возмущений на внут­ренние пласты.


В Институте проблем механики имеется уни­кальный стенд, на котором экспериментальным путем установлено, что фильтрационная способ­ность подземных пород может резко увеличивать­ся и уменьшаться. В этом же институте активно работает группа ученых, воспитанная академи­ком С.А. Христиановичем - создателем теории гидроразрыва в нефтяных пластах. На опытной основе даются рекомендации по увеличению нефтеотдачи. Эти рекомендации зависят от ха­рактера пород, в которых располагается нефтя­ная залежь. До проведения широких эксперимен­тов на нефтяных месторождениях наше отделе­ние пока не рекламирует выводы, полученные группой С.А. Христиановича. Однако экспери­менты, выполненные на одном из нефтяных мес­торождений в Белоруссии, дали прирост добычи на 8-10%. В Институте проблем механики также ведутся исследования прочности нефтяных и га­зовых трубопроводов, изучаются вопросы меха­ники льда.

К сожалению, все эти работы Отделения про­блем машиностроения, механики и процессов управления не нашли широкого отражения в су­ществующих научных программах по нефтегазо­вой тематике. Возможно, в этом есть и вина руко­водства отделения. Мы сотрудничаем с конкрет­ными нефтяными компаниям. Работать с ними очень трудно, так как они с недоверием относятся ко многим нашим предложениям. В некотором смысле я их понимаю, ведь внедрение новой тех­нологии всегда связано с огромными затратами. И все же Отделению проблем машиностроения, механики и процессов управления следует, по-ви­димому, активнее взаимодействовать с организа­циями РАО "Газпром", поскольку в таком взаи­модействии заинтересовано не только отделение, но и отрасль в целом.

АКАДЕМИК Д.В. РУНДКВИСТ

Думаю, все члены Президиума РАН хорошо понимают, что проблемы топливно-энергетичес­кого комплекса - главные в нашей экономике. Среди всех собранных в 1996 г. в стране налогов 68% принадлежит Минтопэнерго; по соотноше­нию "экспорт-импорт" мы занимаем третье мес­то в мире, в первую очередь, за счет экспорта нефти, газа, металлов.


На объединенных заседаниях Отделения фи­зико-технических проблем энергетики, Отделе­ния экономики, Отделения геологии, геофизики, геохимии и горных наук дважды рассматривались проблемы нефтегазового комплекса. Их участ-

ники - представители академических и отрасле­вых институтов, в том числе и придерживающие­ся резко полярных идей в области макроэкономи­ки, - единодушно считают, что в воспроизводстве запасов создалось критическое положение, а пото­му необходимо выйти в правительство с конкрет­ными предложениями по развитию отрасли, затра­гивающими вопросы макроэкономики, налоговой политики, формирования цен на нефть и газ.

Среди научных проблем нефтегазовой отрасли важнейшая - воспроизводство запасов. Нельзя дальше мириться с тем, что уже в течение пяти лет воспроизводство запасов составляет 10-20% от по­требления. Если мы не увеличим воспроизводст­во запасов, все планы экономистов об улучшении жизни в стране останутся мифом. В связи с этим большое значение приобретает арктический шельф, где обнаружено два объекта, уникальных по запасам нефти и газа. Однако на их освоение понадобится лет 20-25, вряд ли меньше, учитывая кризис в стране.

Мне показались интересными работы, кото­рые ведутся в Институте проблем нефти и газа, отметившем в этом году свое 10-летие. На мой взгляд, в его структуре удачно сочетаются воз­можности академического института и вуза. Вы­полняемые в институте исследования по компью­терному моделированию залежей нефти и газа, гелию, по элементам-спутникам, редкоземель­ным элементам чрезвычайно актуальны.

Большое внимание должно быть уделено сис­темам транспорта нефти и газа. В последние годы ситуация на трубопроводах принципиально изме­нилась: ухудшились инженерно-геологические ус­ловия, прежде всего в крупных городах. Земле­трясение с амплитудой 4 балла, обычное для платформенных структур, может привести к ка­тастрофе - прорыву транспортной системы. Осо­бенно опасна в этом отношении территория Ев­ропейской части страны, в первую очередь об­рамление Балтийского щита.


Мне представляется, что сегодня топливно-энергетические отрасли - главная ценность Рос­сии, и при различных сценариях экономического развития это положение должно сохраняться и в будущем.

АКАДЕМИК И.И. МОИСЕЕВ

Цель моего выступления - привлечь внимание Президиума РАН к очень тревожной ситуации, которая сложилась в области фундаментальной химии, ориентированной на переработку углево­дородов. Химики вообще в долгу перед нефтяной и газовой промышленностью. Не нужно думать, что не было попыток исправить положение. Су­ществовала программа приоритетных направле­ний, в которой специальные разделы посвящались


ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 67 № 10 1997

910 НЕФТЬ И ГАЗ В ЭКОНОМИКЕ РОССИИ

переработке нефти и газа. Но сегодня в стране лишь несколько лабораторий занимаются такой важной проблемой, как каталитический крекинг, и другими направлениями химии насыщенных уг­леводородов. Особо следует сказать о проблемах, связанных с природным газом. Широкое исполь­зование углеводородных компонентов природно­го газа в качестве наиболее экологически чисто­го и дешевого, легко транспортируемого топлива приобретает все возрастающее промышленное и социальное значение, в связи с чем можно гово­рить о XXI в. как эпохе метана.

Гигантские запасы природного газа и значи­тельные ресурсы нефтяного сырья не только обеспечивают России ее уникальное положение поставщика углеводородного сырья мировому экономическому сообществу, но и во многом должны определить пути ее собственного промы­шленного развития. Уже сегодня природный газ является важнейшим источником элементной се­ры, а высшие гомологи метана рассматриваются в качестве реальной альтернативы нефтяному сырью в производстве моторных топлив и ряда важнейших продуктов органического и нефтехи­мического синтеза.

Так, в развитых зарубежных странах значи­тельное количество этилена и пропилена произ­водится из этана и пропана. В разведанных запа­сах этансодержащих газов России содержится около 1217 млн. т этана, 612 млн. т пропана, 386 млн. т бутанов. С учетом прогнозируемого роста мирового потребления (к 2000 г. по сравнению с 1994 г.) этилена с 67 до 87 млн. т, пропилена с 36 до 47 млн. т очевидна целесообразность разра­ботки технических методов превращения содер­жащихся в природном газе более тяжелых, по сравнению с метаном, углеводородов в высокока­чественное моторное топливо, мономеры и дру­гие ценные продукты. К примеру, если бы мы могли переработать весь этан, содержащийся в природном газе, мы в значительной степени осво­бодились бы от пиролиза нефти и получали деше­вый этилен только из природного газа.


Исключительно важным представляется бо­лее широкое вовлечение самого метана в произ­водство разнообразных продуктов нефтехимии. Сегодня в химической промышленности исполь­зуется в сырьевом секторе не более 5% произво­димого в мире метана (производство синтез-газа и продуктов на его основе - метанола, высших спиртов, углеводородов, хлор- и фторметанов, синильной кислоты и др.).

По существу, в повестку дня встает вопрос не столько о развитии газохимической промышлен­ности, сколько о ее создании. Для этого необходи­ма программа работ, включающая в себя проект-но-изыскательские исследования, научно-исследо­вательские и опытно-конструкторские работы, а позднее - промышленное проектирование.

Учитывая важность названных задач, а также во исполнение указов Президента Российской Федерации от 13 июня 1996 г. "О доктрине разви­тия Российской науки" и "О государственной под­держке интеграции высшего образования и фун­даментальной науки", при Государственной ака­демии нефти и газа им. И.М. Губкина и Институте общей и неорганической химии РАН им. Н.С. Кур-накова организован учебно-научный центр "Инсти­тут фундаментальных проблем химической перера­ботки природного газа". Новый центр в своей рабо­те будет в значительной мере опираться на опыт, накопленный Институтом проблем нефти и газа, руководимым академиком А.Н. Дмитриевским.

АКАДЕМИК И.М. МАКАРОВ

Сегодняшнее обсуждение показало, что многие из нас совершенно справедливо рассматривают нефтегазовую промышленность при рациональ­ном и целенаправленном ее развитии как одну из определяющих основ подъема отечественной эко­номики. Должен заметить, что Академия наук всегда уделяла внимание развитию науки о нефти и газе. Ее президенты неоднократно ставили во­прос о создании в рамках академии института со­ответствующего профиля. Десять лет назад эти попытки успешно завершились организацией Ин­ститута проблем нефти и газа под патронажем Академии наук и Минобразования.

Напомню, что в 1995 г. с одобрения президен­та РАН академика Ю.С Осипова крупными уче­ными - членами академии - с привлечением изве­стных специалистов - представителей отечест­венной промышленности и иностранных фирм была разработана программа "Нефть и газ Рос­сии. XXI век". Дважды президент РАН обсуждал ее с премьер-министром B.C. Черномырдиным, но, к сожалению, Минтопэнерго не поддержало ее, и она не получила стартового финансирова­ния. Между тем в этой программе было намечено решение всех основных вопросов, которые мы сегодня обсуждали, - от разведки и оценки запа­сов до транспорта нефти и газа, их глубокой пере­работки. Конечной целью программы было раз­витие отечественных отраслей машиностроения, призванных обеспечить все нужды нефтяной и газовой промышленности, а также выход наибо­лее удачных разработок на внешний рынок.


В ходе нашего обсуждения высказано пра­вильное предложение возродить эту программу. Мне думается, что следует добиться постановки на заседании правительства доклада, посвящен­ного состоянию и перспективам развития нефтя­ной и газовой отраслей, предусмотренного про­граммой "Нефть и газ России. XXI век". Матери­алы для такого доклада могут достаточно быстро подготовить ученые вместе с представителями отраслей.


ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

том 67 № 10 1997

НЕФТЬ И ГАЗ В ЭКОНОМИКЕ РОССИИ

911


АКАДЕМИК Н.П. ЛАВЕРОВ

Считаю весьма актуальным обсуждение на за­седании Президиума научных проблем топливно-энергетического комплекса, прежде всего нефти и газа. Состояние энергетической базы страны, пер­спективы ее развития, по существу, определяют сегодня уровень жизни нашего общества. К со­жалению, из-за ограниченности времени обсуж­дения за пределами нашего внимания остались многие важные проблемы нефтегазовой науки. Постараюсь хотя бы частично восполнить этот пробел.

Мы не рассмотрели состояние геохимических исследований, направленных на поиск новых ис­точников нефти и газа, определение путей мигра­ции углеводородов, условий их накопления и со­хранения в так называемых структурных ловуш­ках. Особенно успешно геохимические работы ведутся в Институте геохимии и аналитической химии им В.И. Вернадского под руководством академика Э.М. Галимова. Замечу, что развитие геохимического направления нефтегазовой на­уки имеет исключительно важное значение, по­скольку на его базе создаются наиболее обосно­ванные модели образования залежей нефти и газа. Кстати, геохимические основы проблем форми­рования месторождений нефти и газа сформули­рованы в блестящих работах В.И. Вернадского, Н.Б. Вассоевича, А. А. Геодекяна, А.Э. Конторови-ча и других ученых, и при условии финансовой под­держки современные геохимические исследования могли бы принести значительные результаты.


По существу, мы не затрагивали и другое важ­ное направление науки о нефти и газе - геофизи­ческое. Сегодня каждая крупная нефтегазовая компания имеет комплексные геофизические структуры, оснащенные мощными вычислитель­ными центрами. В эти центры сейсмическая ин­формация передается в реальном времени с циф­ровых сейсмических станций, установленных в местах поиска и разведки нефти и газа. Созданы и успешно работают сложные комплексы, позво­ляющие изучать реальные геологические струк­туры, выбирать место заложения буровых сква­жин, оперативно обрабатывать геофизическую информацию, полученную при бурении. Откры­тие новых месторождений нефти и газа стало об­ластью высочайшей науки. И если мы в ближай­шее время не задействуем весь арсенал геохими­ческих и геофизических исследований при поиске и разведке месторождений нефти и газа, контро­ле за их эксплуатацией, наша нефтегазовая про­мышленность окончательно потеряет конкурен­тоспособность на мировом рынке.

Не могу не упомянуть о проблеме глубокой переработки нефти, хотя этот вопрос поднимался на нашем заседании. Глубина переработки нефти всегда была (и остается) важным показателем

уровня научно-технического прогресса в стране. Россия существенно отстает от промышленно развитых стран по этому показателю.

Академик Н.П. Лякишев поставил вопрос о проблеме материалов для трубопроводов. Одна­ко этим не исчерпываются научные задачи в об­ласти материалов для нефтяной, газовой и уголь­ной промышленности. Необходима высочайшего класса индустрия буровых труб и долот, нужны буровые жидкости, ингибиторы и многое другое.

Четыре направления науки о нефти и газе - ге­охимическое, геофизическое, материаловедчес-кое и нефтепереработка - должны получить се­рьезное подкрепление фундаментальными иссле­дованиями. Очень важно, что эти исследования ведутся в институтах четырех отделений РАН -Отделения физико-технических проблем энерге­тики, Отделения общей и технической химии, От­деления геологии, геофизики, геохимии и горных наук, Отделения экономики - в содружестве с от­раслевыми институтами при поддержке РАО "Газпром" и Минтопэнерго. Надеюсь, что созда­ние Фонда фундаментальных исследований РАО "Газпром", из которого финансируются и акаде­мические проекты, послужит для нефтяных ком­паний примером сотрудничества с фундаменталь­ной наукой.


Поддерживаю предложение академика И.М. Ма­карова о подготовке для правительства доклада с изложением основных положений программы "Нефть и газ России. XXI век". Наши усилия долж­ны найти отклик у тех, кто заинтересован в разви­тии топливно-энергетического комплекса как ба­зовой отрасли российской промышленности.

АКАДЕМИК Ю.С. ОСИПОВ

Мы не в первый раз обсуждаем положение с нефтью и газом. Эта проблема комплексная, для ее решения требуется подход, который может обеспечить только Академия наук. К сожалению, результаты наших обсуждений не находят отклика в правительстве. С Виктором Степановичем Чер­номырдиным мы наладили контакт, когда он еще был заместителем председателя Совета Минист­ров и курировал топливно-энергетический ком­плекс. Результатом разговора с Черномырдиным стала программа "Нефть и газ России. XXI век". В этой программе учтены интересы не только топ­ливно-энергетического комплекса, но и россий­ской промышленности, предложены конкретные решения проблемы конверсии. Как это ни печаль­но, но Минтопэнерго проигнорировало все наши предложения. Безусловно, программу "Нефть и газ России. XXI век" нужно реанимировать, мо-жет'быть, доработать с учетом нынешних эконо­мических условий и еще раз представить в прави­тельство.


ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 67 № 10 1997

912 ФОРТОВ, ПЕТРОВ

Справедливо говорилось, что РАО "Газпром" -одна из немногих в нашей стране организаций, ко­торая поддерживает науку. В 1996 г. государство выделило на геологоразведочные работы около 20 млрд. руб., РАО "Газпром" - на фундаменталь­ные исследования около 25 млрд. руб. Может быть, Российской академии наук следует подпи­сать с Газпромом соглашение о сотрудничестве.

Обычно по результатам обсуждения научных вопросов в Академии наук составляются содер­жательные аналитические записки, которые рас­сылаются в заинтересованные организации. Не­обходимо ее подготовить и по материалам сего­дняшнего обсуждения. Кроме того, нужно


подготовить доклад о перспективах развития нефтегазового комплекса, обращение в прави­тельство, может быть, к Президенту. Причем со­проводительное письмо должны подписать не только Российская академия наук, но и крупней­шие ведомства, имеющие отношение к топливно-энергетическому комплексу.

В заключение благодарю Анатолия Николае­вича Дмитриевского за интересное выступление и всех участников дискуссии за высказанные со­ображения.

Материалы обсуждения

подготовила к печати

Т.В. МАВРИНА


ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 67 № 10 1997