shkolaput.ru 1

Монополия и конкуренция в переходной экономике


Монополия и конкуренция являются неотъемлемыми атрибутами любого рынка и изначально ему присущи, т.к. отражает динамику развития рыночных структур и образований. Однако в «чистом» виде, как монополия, так и конкуренция встречается довольно редко. Складывается такая ситуация, при которой либо мы имеем дело с монополистической конкуренцией, либо с олигополией.

С точки зрения экономического анализа очень важным является изучение рыночных трансформаций монополии и конкуренции в условиях переходного периода. При дальнейшем рассмотрении основной акцент мы будем делать на России, так как данной стране рассматриваемые особенности проявляются очень четко.

Если дать самое краткое определение рыночной экономики, то это - строй конкуренции. А самое краткое определение централизованного хозяйства - универсальная государственная монополия.1

Следовательно, суть рыночных реформ в - в переходе от универсальной монополии к конкуренции. Как далеко мы продвинулись по этому пути? Одни экономисты заявляют, что мы уже вступили в рынок, другие - что рыночные реформы, несмотря на либерализацию цен и приватизацию собственности, по существу еще не начинались и вместо рынка мы имеем хаотический развал. Кто прав? Не свидетельствуют ли этот разнобой в суждениях и плачевные результаты преобразований о том, что мы проводим реформы, плохо представляя, что такое рынок и как он работает?

Прежде всего отметим, что понимание конкуренции и монополий в мировой экономической науке менялось по мере развития теории рынков и до сих пор остается неоднородным.2 Однако независимо от нюансов определения конкуренции, большинство соглашается с тем, что к конкурентным относятся такие рынки, где экономические агенты располагают и возможностями, и сильными стимулами для осуществления инвестиций, направленных на повышение конкурентных преимуществ в процессе производства благ (в отличие от процесса их распределения).


Именно в таком понимании рыночная конкуренция является необходимым условием эффективного принятия решений и экономического развития. Монополия, имманентно присущая экономике, например, советского типа, препятствовала эффективному развитию именно потому, что исключала стимулы к производственным инновациям, нацеленным на приобретение сравнительных преимуществ в производстве, на уровне отдельных экономических агентов.

Соотношение между конкуренцией и монопольной властью на отраслевых рынках России существенно менялось на протяжении десятилетнего переходного периода. При этом особое значение имеют специфические причины и формы проявления монопольной власти, преобладавшие на разных этапах переходного периода и связанные с важнейшими переходными процессами – адаптацией предприятий, приватизацией и становлением национальной системы собственности и корпоративного управления, развитием системы государственного регулирования экономики.3

Нам представляется, что отправной точкой развития структуры российских рынков служил высокий уровень монополизма в производстве и распределении благ, созданный советской системой хозяйства. В работах, написанных в период перестройки и посвященных отраслевой структуре в советском хозяйстве, подчеркивались факторы монополизма, созданные политикой централизованного размещения производства: преобладание крупных предприятий, чрезмерно узкая специализация производителей, закрепление поставщиков за регионами и категориями потребителей в рамках централизованной системы сбыта продукции. Именно эти факторы рассматривались как наиболее опасные для успешного развития конкуренции в будущем рыночном хозяйстве.4

Однако опасения, связанные с наследием социалистической системы размещения производства и организации сбыта, оказались в значительной степени преувеличенными. Либерализация внешней торговли практически мгновенно устранила монополизм российских производителей на потребительских рынках. Кроме того, либерализация цен создала стимулы для такой адаптации производителей, которая в значительной степени разрушила основы монополизма «советского типа».


Во многих отраслях предприятия быстро диверсифицировали производство, что позволило решить проблему монопольной власти как результата немногочисленности продавцов на рынке. Развитие альтернативных каналов снабжения и сбыта происходило несколько медленнее, поскольку наталкивалось на проблемы осуществления инвестиций в условиях значительной неопределенности, однако и этот процесс был вполне устойчивым. Стимулы развития альтернативных каналов поставки и/или сбыта были тем сильнее, чем более высокая рента создавалась благодаря сегментированности рынков.

Безусловно, мы согласны с тем, что адаптация производителей к изменившимся условиям хозяйствования имеет не только про-конкурентные, но и анти-конкурентные эффекты. В качестве примера последних можно отметить усилившуюся после 1998 года тенденцию укрупнения российских компаний, в том числе путем приобретения контроля и создания бизнес-групп.

В течение последних лет появились работы, посвященные альтернативным формам организации российских бизнес-групп, монографические исследования развития крупнейших групп и анализ общих тенденций их развития. Сопоставляя положительное и отрицательное влияние бизнес-групп на экономическую эффективность, большинство авторов приходит к выводу о том, что формирование бизнес-групп является формой реструктуризации российских предприятий.5

Наиболее оптимистичные исследователи рассматривают бизнес-группы как магистральный путь модернизации российской промышленности. В этом контексте повышение концентрации отраслевых рынков многими аналитиками расценивается как допустимый побочный эффект повышения конкурентоспособности российских производителей.

Однако насколько эффективная адаптация производителей достаточна для того, чтобы обеспечить развитие конкуренции на российских отраслевых рынках? Для ответа на этот вопрос необходимо обратиться к стимулам участников рынков. На чрезвычайно сегментированных рынках при устранении барьеров, связанных с советской системой централизованного распределения, прибыль приносила стратегия входа на новые сегменты рынка (освоение новых видов продукции, расширение географии сбыта, поиск новых контрагентов), которая объективно способствовала усилению конкуренции.


С развитием рынков и исчерпанием возможностей повышения прибыли таким путем стимулы принятия решений меняются. Ни один участник рынка не заинтересован в усилении конкуренции как таковой, напротив, возможность получения им экономической прибыли напрямую зависит от возможности приобрести некоторую рыночную власть – хотя бы временного характера.

Адаптация российских производителей объективно способствовала усилению конкуренции в первые годы реформ, однако на сегодняшний день связь между стратегиями российских производителей и интенсивностью конкуренции представляется более комплексной. Характер этой связи зависит от институциональной среды принятия решений бизнесом, в том числе и от государственной политики.

Приватизацию можно отнести к важнейшим событиям переходного периода. В качестве компонента пакета радикальных реформ приватизация рассматривалась как необходимое условие развитие конкуренции, в первую очередь благодаря тому, что именно приватизация должна была создать децентрализованные стимулы для соперничества между участниками рынков.6

Действительно, приватизация и развитие корпоративного контроля оказали существенное влияние на становление структуры российских отраслевых рынков, однако в ряде случаев это влияние оказалось не вполне ожидаемым.

Логика массовой приватизации привела к активным процессам перераспределения акционерного капитала, продолжающимся по настоящее время. Несмотря на то, что приватизация как развитие частных прав собственности началась в недрах советской экономики задолго до либерализационных реформ, возможность приобретения и реальных, и формальных прав собственности, защищаемых легально, оказала решающее влияние на стратегии экономических агентов.

Взаимосвязь между конкуренцией и частной собственностью носит комплексный характер, который можно описать, только отталкиваясь от институционального анализа прав собственности. Права собственности предполагают равенство экономических агентов в плане тех обязательств, которые они должны нести в обмен на владение соответствующими правами.


В этом смысле решение задачи обеспечения равных условий конкуренции совпадает с достижением цели развития частной собственности. В последнее время все чаще стали звучать утверждения о том, что в этой взаимосвязи приоритет принадлежит именно развитию конкуренции. Любопытно, что еще до начала процессов массовой приватизации в бывших социалистических странах этот тезис высказывался многими экономистами.

В настоящее время общепризнанно, что и концепции, и практика реформирования российской экономики на протяжении 1990-х годов недооценивали воздействие стимулов, создаваемых конкуренцией, на результаты хозяйствования. В последние годы либеральные программы экономической политики все больше надежд на повышение эффективности использования ресурсов связывают с ужесточением и выравниванием бюджетных ограничений на российских рынках. Именно эта концепция лежит в основе программы «структурного маневра», разработанной Е.Г.Ясиным.7

Таким образом, с развитием переходных процессов в российской экономике постепенно утрачивали свое значение факторы монопольной власти, унаследованные от экономики советского периода, и связанные в первую очередь с особенностями размещения производства и системой распределения продукции.

На первый план выходят новые причины возникновения монополии, связанные, однако, не только и не столько с рыночной концентрацией как таковой, сколько с особым положением отдельных экономических агентов в рамках системы доступа к ресурсам и взаимодействия с регулирующими органами.

Что касается мер, направленных на создание структурных основ конкурентного рынка, то они почти отсутствуют. В частности, суммы, выделяемые на развитие мелкого предпринимательства, на 2-3 порядка ниже тех, которые могли бы дать заметный эффект. Дело и в том, что каждый предприниматель, каждый работник стремится стать монополистом и удержать свою, хотя бы частичную, монополию. Используются для этого многообразные методы, вся совокупность конкретных условий, в которых ведется данное хозяйство.


И никто не хочет конкуренции. Даже те фирмы, которые обладают очевидным преимуществом над другими в данной отрасли, используют конкуренцию, чтобы расширить границы своей частичной монополии.

В то же время конкуренция необходима всем, без нее, как без воздуха, задохнется рыночное хозяйство. Именно она - главный двигатель и условие научно-технического и организационного прогресса, повышения уровня экономической эффективности, качества товаров и услуг, в конечном счете - уровня и качества жизни населения.

Отсюда следует, что конкурентную среду в исходно монополизированной системе заинтересованы создавать не отдельные предприятия, группы предпринимателей, финансистов, наемных работников, а лишь государство, если оно является носителем общенациональных интересов. Гарантией такого государства служит демократический контроль со стороны общества, если его члены руководствуются не только непосредственными и сиюминутными, но и коренными, долговременными своими интересами.


Список использованной литературы



  1. Вэриан Х. Р. Микроэкономика. Промежуточный уровень. Современный подход. – М.: ЮНИТИ, 1997. – 767 с.

  2. Гальперин В. М., Игнатьев С. М., Моргунов В. И. Микроэкономика. В 2-х т. – СПб.: Экономическая школа. 2002.

  3. Матвеева Т. Ю., Никулина И. Н. Основы экономической теории. – М.: Дрофа, 2003. – 448 с.

  4. Никулина И. Н. Экономическая теория: Пособие для семинарских занятий. Ч.1. Микроэкономика. – М.: изд-во ВШЭ, 1998.

  5. Пиндайк Р. С., Рубинфельд Д. Л. Микроэкономика: Пер. с англ. – М.: Дело, 2000. – 808 с.

  6. Франк Р. Х. Микроэкономика и поведение. – М.: ИНФРА–М, 2000. – 696 с.

  7. Хайман Д. Н. Современная микроэкономика: анализ и применение. В 2-х т. – М.: Финансы и статистика, 1992.

  8. Шерер Ф., Росс Д. Структура отраслевых рынков. – М.: ИНФРА–М, 1997. – 698 с.

1 Вэриан Х. Р. Микроэкономика. Промежуточный уровень. Современный подход. – М.: ЮНИТИ, 1997. – С. 238.


2 Розанова Н.М. Эволюция взглядов на конкуренцию и практика антимонопольного регулирования: опыт стран с развитой рыночной экономикой. // Экономический журнал РГГУ. – 2001. – № 2. – С. 14-21.

3 Матвеева Т. Ю., Никулина И. Н. Основы экономической теории. – М.: Дрофа, 2003. – С. 116.

4 См.: Шерер Ф., Росс Д. Структура отраслевых рынков. – М.: ИНФРА–М, 1997. – С. 86-88.

5 Там же. С. 91.

6 Матвеева Т. Ю., Никулина И. Н. Основы экономической теории. – М.: Дрофа, 2003. – С. 196.

7 Ясин Е.Г. Нерыночный сектор. Структурные реформы и экономический рост. ГУ-ВШЭ, 2003. Доклад размещен на сайте http://www.hse.ru/science/reports/yassin_2003.pdf