shkolaput.ru 1 2 3


Институт истории им. Ш. Марджани

Академии наук Республики Татарстан


На правах рукописи


Березина Наталия Степановна


Каменный век ЧУВАШСКОГО ПОВОЛЖЬЯ


Специальность 07.00.06 – археология


Автореферат

диссертации на соискание ученой

степени кандидата исторических наук


Казань – 2011

Работа выполнена в Национальном центре археологических исследований

Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан


Научный руководитель:

кандидат исторических наук,

Институт истории АН РТ




Габяшев Рустем Султанович




Официальные оппоненты:

доктор исторических наук,

Марийский НИИЯЛИ

Никитин Валерий Валентинович


кандидат исторических наук,

Пермский государственный педагогический университет

Лычагина Евгения Леонидовна


Ведущая организация:

Поволжская государственная социально-гуманитарная академия



Защита состоится 17 июня 2011 г. в 10 часов на заседании Диссертационного совета Д 022.002.01 при Институте истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан по адресу: 420014, г. Казань, Кремль, подъезд 5.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института истории АН РТ (Кремль, подъезд 5).



Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте Института истории им. Ш. Марджани АН РТ: http://www.tataroved.ru.


Автореферат разослан 14 мая 2011 г.


Ученый секретарь

Диссертационного совета

кандидат исторических наук Р.Р. Хайрутдинов

общая характеристика работы

До конца 1990-х годов памятники каменного века Чувашского Поволжья не становились предметом специального изучения, и знания археологов об этой эпохе носили крайне поверхностные представления. В последние годы здесь было открыто и исследовано более 50 новых стоянок и местонахождений, представляющих регион в широком хронологическом диапазоне от финального палеолита и мезолита до неолита и энеолита.

Актуальность темы. Диссертационное исследование посвящено изучению практически неисследованного археологического периода – каменного века Чувашского Поволжья. Единственные раскопки были проведены здесь в 1927 г. на Яндашевской стоянке эпохи мезолита. Отсутствие фактического материала самого масштабного исторического периода не позволяло выявить направления историко-культурных процессов в регионе. Уникальность географического положения Чувашского Поволжья, сочетающего разные природные зоны (южная тайга, лес и лесостепь), обусловила сложность и многофакторность процессов развития человеческих коллективов в древности. Результаты исследований автора позволяют представить основные характеристики периодов каменного века.

Географические и хронологические рамки исследования. Чувашское Поволжье находится в среднем течении Волги и занимает географическое положение между нижним течением рек Суры и Свияги, включает высокое правое нагорье (Чувашское плато), представляющее северо-восточную часть Приволжской возвышенности и низменное левобережье (Марийская низина), в административном отношении находится в пределах Чувашской Республики. Хронологические рамки исследования охватывают период от позднеледниковья позднего плейстоцена (17–12,4 тыс. л.н.) до середины суббореального периода позднего голоцена (4 тыс. л.н.), что соответствует эпохам от верхнего (финального) палеолита до энеолита.


Цель исследования – выявление закономерностей развития материальной культуры и определение культурно-хронологической позиции опорных комплексов каменного века Чувашского Поволжья.

В соответствии с целью работы сформулированы следующие задачи:

1. Дать характеристику состояния изученности региона, оценить степень надежности археологических источников и выделить опорные памятники;

2. Обзор палеогеографических особенностей региона;

3. Систематизировать и провести анализ опорных археологических комплексов разных периодов каменного века;

4. Определить культурную специфику опорных археологических комплексов;

5. Определить место опорных комплексов эпохи камня в системе археологических культур леса и лесостепи Восточной Европы.

Методы исследования. Исследование построено на комплексном анализе археологических источников, сочетающем широкое применение как традиционных археологических (стратиграфического, планиграфического, сравнительно-типологического), так и естественнонаучных (геоморфологического, палеопедологического, петрографического, остеологического, радиоуглеродного датирования), а также картографирования, статистической обработки источников, технологического и трасологического анализов.

Научная новизна работы заключается в том, что вводятся в научный оборот материалы более 50 памятников каменного века Чувашского Поволжья. Впервые в регионе отмечены памятники финального палеолита с каменным и костяным инвентарем, памятники неолита елшанской, накольчатой и камской (гребенчатой) археологических культур, а также хвалынской энеолитической культуры и памятники позднего энеолита выжумского типа. Применение естественнонаучных методов позволило конкретизировать хронологические позиции (впервые получены радиоуглеродные даты по палеолиту, мезолиту, неолиту и энеолиту региона), расширить представление о хозяйственной деятельности и о духовном мире первобытных коллективов, реконструировать процессы адаптации древних охотников к природным условиям.


Источники исследования. Основными источниками исследования стали археологические коллекции, полученные в результате разведок и раскопок с 1999 по 2010 гг. в Чувашском Поволжье, проведенных под руководством автора. Раскопками были исследованы 16 памятников археологии. Общая исследованная площадь составила более 1000 кв. м. Кроме того, проанализированы археологические коллекции подъемного материала с более чем 35 памятников Чувашского Поволжья. Для сравнений были привлечены археологические коллекции, хранящиеся в Институте истории им. Ш. Марджани АН Республики Татарстан, Марийском научно-исследовательском институте, Краеведческом музее в г. Истра, в Историко-архитектурном и художественном музее «Новый Иерусалим» Московской области, Пензенском краеведческом музее, в Самарском областном историко-краеведческом музее им. П.В. Алабина.

Основные архивные материалы представлены документами научных архивов Института археологии РАН, Института истории материальной культуры РАН, Чувашского государственного института гуманитарных наук, в т.ч.: неопубликованные отчеты Старостина П.Н. о разведках в левобережье Волги и в бассейне Цивиля; неопубликованные материалы сборов подъемного материала и карты из архива Ю.Б. Новикова; неопубликованные материалы Средневолжской археологической экспедиции 1926–1927 гг.

Степень объективности и информативный уровень собственно археологических материалов различны. Во-первых, большая часть исследованных памятников являются многослойными поселениями, поэтому в качестве основной культурно-хронологической единицы мы будем рассматривать комплексы (керамические и каменные), подразумевая под этим материалы одного памятника. Эти материалы могут быть объединены сходством технологических, морфологических, технических и орнаментальных признаков. При невозможности соотнесения керамических комплексов с кремневым, последний нами не рассматривается. Так, на многослойном поселении Утюж I, где типологически выделены несколько культурно-хронологических комплексов керамики, кремневый инвентарь соотнести с ними не всегда возможно, за исключением комплексов, привязанных к полу выявленных жилых построек. Во-вторых, несмотря на приуроченность левобережных памятников мезолита исследованных раскопками, к песчаным отложениям, следует отметить уникальную сохранность и четкую выраженность культурного слоя и его «чистоту», т.е. однослойность. При раскопках Мукшумской X, XIV и XVIII стоянок мы наблюдали сохранившиеся западины на дневной поверхности, точно повторявшие планиграфию жилищ, которая отлично выделялась по цвету (чёрному и серому углистому) и фактуре (плотной на полу и рыхлой за пределами жилища) культурного слоя. Единичные поздние включения в перекрывающих культурный слой отложениях не влияют на закрытый характер археологических коллекций этих памятников. О такой же сохранности памятников Марийского Поволжья писал В.В. Никитин (2006). В-третьих, в работе привлечен обширный подъемный материал с разрушающихся Чебоксарским водохранилищем Мукшумских стоянок Заволжья, а также Сурмайданской стоянки Присурья. Полевые наблюдения (локальное распространение находок, его привязанность к разрушающемуся культурному слою, часто видимому в береговом обрыве, а также однородность каменного сырья) позволяют нам считать его относительно достоверным. Таким образом, выделены опорные памятники: для палеолита, финальнопалеолитическая стоянка Шолма I; для мезолита – исследованные раскопками стоянки Яндашевская, Мукшумская X, XIVи XVIII; для неолита – многослойное поселение Утюж I, стоянки Вьюново озеро I, II, Чёрненькое озеро и Молёбное озеро; для энеолита – многослойные поселения Утюж I, V и стоянка Новая Деревня.


Практическая ценность. Результаты диссертационного исследования автора могут быть использованы при написании обобщающих работ по первобытной истории Среднего Поволжья, при создании археологических региональных карт, атласов и сводов источников. Полученные данные могут быть использованы при создании учебных изданий и пособий для студентов исторических факультетов и школьников. Материалы исследований автора уже легли в основу создания музейных экспозиций Чувашского национального и многих районных краеведческих музеев.

Апробация результатов исследования. Основные результаты исследования опубликованы в более чем в 30 статьях и публикациях автора. Выводы и результаты отдельных этапов работы были доложены на международных, всероссийских и региональных конференциях и семинарах в Йошкар-Оле (2002, 2006), Твери (2000, 2001, 2003, 2007, 2009), Самаре (2006), Казани (2000, 2009), Пензе (2003), Барнауле (2009).

Структура работы. Работа состоит из 5 глав, введения, заключения и приложения, включающего таблицы, схемы и рисунки, а также сведения о стоянках и местонахождениях, известных по литературным источникам, данные о которых малы, но представляют научный и историографический интерес. Первая глава посвящена истории археологического исследования. Вторая глава посвящена палеогеографии и палеоклиматическим условиям существования памятников каменного века Чувашского Поволжья. В третьей главе описаны памятники финального палеолита и мезолита. В четвертой главе представлены материалы памятников неолита: со слабоорнаментированной керамикой, с накольчатым орнаментом, с гребенчатым орнаментом, с ямочно-гребенчатым орнаментом на керамической посуде. В пятой главе приведены данные по памятникам энеолита.


основное содержание работы

Во введении обоснована актуальность темы исследования, определены цель и задачи, дана критика археологических источников и определены опорные памятники региона.

Глава 1 «История изучения памятников эпохи камня в Чувашском Поволжье» посвящена обзору истории археологического изучения памятников каменного века Чувашского Поволжья. Каменный век - это один из малоизученных периодов истории края, охватывающий самый большой промежуток времени от палеолита до энеолита. Ряд районов до последнего времени вообще не затронут археологическими исследованиями, а памятники каменного века, насчитывавшие около десятка, не были исследованы стационарно, за исключением стоянок Яндашевской, Челкасы I и Стемасы I.

Изучение памятников каменного века на территории Чувашского Поволжья имеет сравнительно короткую историю. Тем не менее, можно выделить четыре этапа в его изучении: начальный (середина XIX в. – 1921 г.), второй, с начала первых научно поставленных археологических работ (1921 – 1956 гг.), третий период – с начала создания Чувашской археологической экспедиции (1956 – конец 1990-х гг.), четвертый период – начиная с целенаправленного изучения памятников каменного века (с начала XXI в.).

Археологические исследования, проводившиеся здесь в дореволюционное время, носили эпизодический характер. Первые сведения по археологическим памятникам и отдельным находкам известны со второй трети 19 века и содержатся в монографии С.М. Шпилевского, статьях Н.А. Архангельского (1896; 1898; 1900; 1900а), И.А. Износкова (1884), П.И. Кротова (1910), а также в работах Н.И. Золотницкого (1875; 1884; 1884а), С.И. Порфирьева (1904), В.К. Магницкого (1866; 1874; 1891; 1896), М.М. Хомякова (1909), А.А. Штукенберга (1901) и др. Таким образом, уже в дореволюционное время сложилось некоторое представление о древнейших памятниках Чувашского Поволжья. Но во всех сведениях данного периода памятники и находки каменного века не выделяются среди других.

Первые научно поставленные археологические работы на территории Чувашского Поволжья были предприняты в 1921 году под руководством В.Ф. Смолина (1921). В 1926–1927 гг. здесь начал работу палеоэтнологический отряд Средневолжской экспедиции. В ходе разведок 1926 г. по р. Цивиль впервые были выявлены четыре неолитические стоянки, в том числе и стоянка у д. Яндашево (Смолин, 1927), раскопки которой были проведены в 1927 г. (Ефименко, 1929).


Большое значение для археологии региона имели раскопки осенью 1936 г. Улянкской палеолитической стоянки, которая являлась самой северной из всех известных к тому времени и самой восточной в Европейской части СССР. На глубине около 6 метров был обнаружен кострищный слой с многочисленными обломками костей древних животных. Каменных или кремневых предметов ими обнаружено не было (Брюсов, 1937).

В 1956 году была создана Чувашская археологическая экспедиция под руководством профессора А.П. Смирнова, положившая начало систематическому и планомерному выявлению и изучению археологических памятников в крае. Однако памятники каменного века не стали предметом целенаправленного изучения. Отдельные находки керамики неолитического облика были обнаружены на Криушинской дюне (Трубникова, 1956; 1958), на Яндашевском I и VIII поселениях (Каховский, 1964), стоянках Челкасы (Каховский, 1968), Стемасы I, II, III, на р. Утюж, Сурский Майдан III, поселении Мочкасы и стоянке близ д. Никитино (Каховский, 1978). Практически все исследователи отнесли, обнаруженные ими фрагменты керамики, к балахнинской культуре, поселение и могильник у с. Челкасы были интерпретированы как волосовские.

В 1960 и 1966 гг. разведками П.Н. Старостина (1961, 1966) было выявлено 11 стоянок каменного века в левобережье Волги и вдоль среднего течения Цивиля. В 1970–90-х годах археологической экспедицией Марийского НИИ под руководством В.В. Никитина (1993) проводилось обследование левобережья и островная часть Волги, в том числе и на территории Чувашского Заволжья, в районе устья р. Парат.

С 1999 г. под руководством автора в левобережье Чувашского Поволжья были выявлены 34 стоянки и местонахождения эпохи камня и ранней бронзы. В Заволжье были проведены раскопки на мезолитических Мукшумской XIV стоянке (в 2002 и 2008 гг.), Мукшумской XVIII стоянке (в 2003 г.) и Мукшумской X стоянке (в 2007 г.). В 2005 г. проведены раскопки на многослойной стоянке неолита-энеолита Новая Деревня в Цивильском районе. В 2007-2009 гг. начаты комплексные исследования финальнопалеолитической стоянки-мастерской Шолма 1. В 2006–2010 гг. в Среднем Присурье при участии автора открыто и исследовано более 20 памятников каменного века. Эти исследования позволили представить регион в широком хронологическим диапазоне от мезолита, раннего и развитого неолита, до энеолита.


Глава 2 «Природно-географические и палеоклиматические условия Чувашского Поволжья» посвящена описанию общего географического положения Чувашского Поволжья, геоморфологии, описанию изменения климата и ландшафта региона в конце позднего плейстоцена и в голоцене, а также описанию источников и месторождений каменного сырья, используемого древним человеком.

Чувашское Поволжье находится в среднем течении Волги и занимает северо-восточную часть Приволжской возвышенности, называемую Чувашским плато, которое имеет общий уклон к северу, где обрывается крутым нагорным правым берегом Волги. На западе и юго-западе плато переходит в Сурский прогиб. Самая северная и низкая часть территории (Заволжье) находится на левобережье Волги, в Марийской низине, имеет высоту над уровнем моря 80–100 м и представлена широкой поймой с надпойменными террасами. Самая высокая точка располагается на юге в Алатырском Присурье и достигает 286 м над уровнем моря. Современный рельеф Чувашского Поволжья характеризуется большим количеством малых рек (более 2500) и ручьев. Все они относятся к Волжскому бассейну. Все крупные реки имеют северное направление течения и впадают в Волгу. Малые реки, берущие свое начало на водоразделах, являются притоками рек Суры, Свияги и Цивиля.

Территория Чувашского Поволжья разделена на 6 лесорастительных районов (Заволжский хвойный, Приволжский дубравно-лесостепной, Присурский хвойный, Присурский дубравный, Юго-восточный степной и Юго-западный степной) и оказывается на стыке трех физико-географических провинций Русской равнины (южной тайги, смешанных лесов и лесостепи). Это сказывалось во все времена на характер заселения территории племенами, осваивавшими разные природно-климатические ландшафты, что в свою очередь формировало контактную историко-культурную область.

В главе рассмотрены изменения природно-климатических условий, которые происходили на территории Чувашского Поволжья в течение 24-2,5 тыс. л.н., от эпохи поздневалдайского ледникового максимума до суббореального периода.


Изучение памятников каменного века Чувашского Поволжья показало, что их каменные индустрии основывались как на местном сырье, так и его импорте. Встречаются орудия, и отходы их производства из разных по цвету и структуре пород кремня, кварцитов, окремнелого известняка, опок, габбро-диабазов и метаморфических сланцев. На карте отмечены 13 месторождений кремневого и кварцитового сырья, выявленных в ходе разведок автора и других исследователей. В основном они приурочены к пермским отложениям севера Чувашского Поволжья. Обитатели стоянок, расположенных в южной части региона испытывали дефицит кремня и импортировании его из западных и южных областей.

Чувашское Поволжье характеризует относительно высокая концентрация находок остатков четвертичной фауны (мамонтов, шерстистых носорогов, бизонов, северных оленей, лошадей и др.). Это обстоятельство отмечалось исследователями (Ефименко, 1929, Бадер, 1957) в связи с перспективами поиска стоянок палеолита.

Таким образом, территория Чувашского Поволжья, где сочетаются нагорный и низменный рельефы, стыкуются различные природно-климатические зоны, во все периоды финального плейстоцена и голоцена была достаточно пригодна для жизни и осваивалась первобытными коллективами.



следующая страница >>